среда, 16 марта 2016 г.

10 самых откровенных эротических книг

1. Декамерон, Д. Боккаччо


Повесть датируется 1351 годом и является классическим примером пира во время чумы. Люди, стесненные жесткими обстоятельствами, попавшие в опасное положение, когда от погибели их отделяет одно мгновение, коренным образом меняют свою манеру поведения.   Вокруг царит мор, 5 юношей и 5 девушек решают уехать из пропитанного смрадным тленом города в прохладное поместье. Их друзья ушли на тот свет в страшных муках Черной смерти, возможно, что симптомы болезни еще не проявились и не ровен час, когда во время омовений обнаружатся фатальные бубоны. Так чего стесняться и придерживаться моральных норм? Не лучше ли развлечься напоследок рассказами на недозволенные темы. Насмешки над священнослужителями, лицемерие заядлых моралистов и подробности интимных похождений благопристойных семьянинов все это найдет читатель в «Декамероне».

2. Эммануэль, Э. Арсан

Книга стала настоящим хитом продаж в 1959 году в основном благодаря очевидным параллелям между биографией главной героини и автора. Этот роман был первым моим знакомством с эротической стороной литературы. Помниться, как я тайно перелистывала страницы и жадно впитывала теоретическую базу философской стороны искусства наслаждения. Молодая девушка вместе с мужем дипломатом переезжает в жаркий Бангкок, где происходит формирование ее сексуальных предпочтений, моральное и физическое раскрепощение. Постельные сцены описаны детально, без лишнего пафоса и с чувственной окраской. Эммануэль пропагандирует идею полной свободы от навязанной мишуры общественных норм. Главное – следовать зову своего сердца и плоти, а те, кто не хочет этого принять, пускай катятся ко всем чертям!

3. Хроники заводной птицы, Х. Мураками

В центре романа японского мастера слова – история типичного неудачника средних лет Тору Окада. Он потерял все: работу, жену и даже кота. Кризис среднего возраста герой встретил по-своему - на дне «соседского колодца». Вокруг него сосредотачиваются странные женщины: навязчивая неизвестная поклонница, жаждущая секса по телефону, шестнадцатилетняя нимфетка, экстрасенсша и ее сестра бывшая проститутка. Пересказывать сюжет не имеет смысла, ведь творчество Мураками требует личного осознания. Ноты эротики делают из романа джазовую симфонию, построенную на игре с психологией отдельной личности, переплетении реальности и фантазий. В описании переживаний Тору Окада нет фальши. «Хроники заводной птицы» - глубокий, дающий ответы на многие вопросы шедевр.

4. Любовник леди Чаттерлей, Д. Г. Лоуренс

Эмоциональная составляющая любовного треугольника раскрыта не одним автором, а вот о физическом аспекте зачастую забывают. К счастью, Лоуренс не из рядов ханжей, за что и подвергался многочисленным нападкам критиков. Роман «Любовник леди Чаттерлей» буквально напичкан сценами сексуального характера и заводит читателя с полуоборота. Констанция рано вышла замуж, ее супруг значительно старше и имеет физические изъяны. Не мудрено, что взор девушки обратился в сторону угрюмого, но привлекательного лесника, приглядывающего за семейным имением. Действо начинается с момента зарождения первой икры желания и заканчивается… Нет не скажу чем, ибо не хочу спойлерить.

5. Автокатастрофа, Д. Баллард

В страшной аварии погибает известный телеведущий, но мало кто знает, что виновником трагедии стал сам водитель, имеющий пристрастие к нетрадиционным эротическим забавам. С уверенностью заявляю, данная книга никогда не будет экранизирована для широкого круга зрителей, ведь фантазии главных героев зачастую граничат с полным безумием. Произведение Балларда по праву считается апофеозом сексуальной революции. Мучительные акты совокупление, стремление разнообразить и без того увлекательную половую жизнь и похоть, как мерило всего сущего на земле. Автокатастрофа – финальный аккорд смертельной гонки за оргазмом.

6. Анатомия любви, С. Спенсер

Хочу на минуту отвлечься от взрослых проблем и обратиться к чистым эмоциям подростковой влюбленности. Современные Ромео и Джульетта – Дэвис и Джад, готовы преодолеть все преграды, возникшие на пути к счастью. Запреты родителей парень решил обойти в своеобразной манере – после очередного скандала он сжигает собственный дом. Данный прецедент делает любовь Дэвиса слишком опасной, балансирующей на тонкой черте между жизнью и смертью. Несмотря на поступки героя, читатель испытывает к нему неподдельную жалость. В одни моменты я считала Дэвиса сумасшедшим, а в другие находила знакомые по личному опыту эмоции.

7. Мемуары женщины для утех, Д. Клелланд

Более 100 лет роман Джона Клелланда находился за чертой закона. Издательствам, рискнувшим опубликовать скандальную книгу, вменялось распространение порнографии. Дело доходило до судебных разбирательств. Поклонники вручную сначала переписывали, а потом перепечатывали в подпольных мастерских эротическое чтиво. По меркам XVIII века, да и большей половины ХХ, «Мемуары женщины для утех» были возмутительно откровенны. Провинциалка приехала в Лондон на заработки и спустя короткий промежуток времени судьба привела ее в бордель. Каждый момент соития оформлен хитросплетением эпитетов и сравнительных форм. Детородные органы клиентов «поражают своим размером и вздымаются как мачты кораблей», они «исторгают потоки жидкого перламутра» и прочее, и прочее. Данное произведение значительно обогатит ваш словарный запас в области описания интимных отношений.

8. Лолита, В. Набоков

 Дошли, наконец-то, до классики русской эротики. Влечение взрослого мужчины к несовершеннолетней девочке вызывает массу пересудов даже после смерти автора. Хотя оживленная полемика давно поутихла, термин «Лолита» прижился как синоним педофилии. Девчонка-подросток свела с ума степенного и спокойного Гумберта. Ему одновременно пьяно, странно и безудержно страшно. Греховная страсть в океане обволакивающего медового стиля письма. Можете осудить меня, но мне абсолютно не жаль главную героиню. Она с сознанием дела играла на слабостях Гумберта, искусно манипулировала им и всегда получала желаемое. Баловством – вот чем были для Лолиты отношения с взрослым мужчиной, ни больше, ни меньше.

9. Жюстина, Маркиз де Сад

Эротические романы данного автора признаны наиболее отвратительными произведениями литературы. На их страницах находят свое место самые гнусные пороки человеческой натуры. Читателю хочется отбросить книгу в темный чулан и навсегда забыть об ее существовании, но глаза предательски бегают по строкам и невозможно остановиться по собственной воле. Каждое слово, фраза, описание вызывают шок и омерзение, но для общего развития с содержанием «Жюстины» следует непременно ознакомиться

10. Венера в мехах, Леопольд фон Захер-Мазох

Бессмертный символ идеологии BDSM сообществ, превозносящий феномен патологического получения удовольствия от моральных и, что более значимо, физических страданий. Поклонение величественной даме становится для героя смыслом существования. Пройти через боль ради подтверждения неподдельных чувств, а вы готовы на подобное? 


Комментариев нет:

Отправить комментарий